Этнорелигиозные корни современного терроризма и экстремизма – объективная закономерность геополитических потрясений конца 20 века

20.01.2010


Чудовищные акции международного терроризма в США (2001 г.), Испании (2004 г.), Великобритании (2005 г.), во многих других государствах Ближнего и Среднего Востока, Южной и Юго-Восточной Азии, события во Франции в ноябре 2005 г. были с сочувствием и пониманием восприняты в России, поскольку наша страна уже во второй половине 90-х гг. ХХ в. на части своей территории, преимущественно на Юге, столкнулась с агрессией этнорелигиозного терроризма. Здесь он до сих пор подпитывается финансами, оружием, инструкторами, боевиками, поступающими от международных экстремистских и террористических организаций исламистского или националистическо-исламистского толка. Россия стала жертвой агрессии со стороны международного терроризма, который стремился и до сих пор предпринимает попытки расширить зону своего влияния, превратить ряд регионов нашей страны в полигон институционального строительства в духе идей исламистского радикализма. Понимание такого рода объективно обусловленных угроз и вызовов настоятельно требует объединения усилий мирового сообщества в борьбе с международным терроризмом, отказа от еще существующей практики так называемых «двойных стандартов». Сказанное особо актуально, учитывая, что разворачивающееся под исламистскими знаменами террористическое движение в ряде государств Западной Европы и на Юге России имеет некоторые неоспоримые общие черты. Озвученный тезис, безусловно, требует рассмотрения данного явления (терроризм, осуществляемый под прикрытием ислама) в сравниваемых регионах (Европе и на Юге России). В результате демографического взрыва в странах исламского мира, наблюдается усиливающаяся миграция в благополучные в социально-экономическом отношении регионы, прежде всего, в США и страны Западной Европы. В результате воздействия этого фактора и продолжающегося расширения Евросоюза (ЕС) ислам неуклонно превращается в самую динамичную и нарастающую по силе религию в Европе. По разным оценкам, мусульмане являются наиболее быстро численно увеличивающейся общностью в современном мире. В наши дни мусульмане составляют большинство населения более чем в 30 государствах мира, а во многих других странах – влиятельное меньшинство. Рост исламского населения происходит в условиях возрождения исламской идентичности и появления качественно нового исламистского движения (движения исламских радикалов). Таким образом, традиционно христианская Европа стоит перед угрозой исламизации, более быстрой, чем в любом другом регионе мира. Ислам сегодня составляет вторую по численности религию в Западной Европе (и третью конфессию, после католицизма и протестантизма в христианстве), а в Париже был создан первый исламский университет в Европе. Это приводит к нарастающим исламофобиям и националистическим реакциям во многих европейских странах. В свою очередь, это же усиливает процессы идентичности многих мусульман, проживающих в рамках разных общин, где бедность и уровень безработицы очень высоки. Указанные факторы, соответственно, усиливают негативные реакции коренного населения. Вместе с тем, надо отметить, что в Европе мусульмане не являются однородной группой. В разных европейских странах проживают различные этнические группы мусульман. В бывших колониальных державах (Великобритания, Франция и др.) – это, как правило, население бывших колоний; в неколониальных (Швеция, Норвегия, Германия) – другие категории мусульман. Несмотря на этническую, экономическую, социальную и политическую разобщенность мусульман в Европе, они ощущают принадлежность к единой общности именно благодаря интегративным функциям, присущим исламу. Ситуация после 11 сентября 2001 г. только способствовала политизации и радикализации мусульманского движения в Европе, что облегчило процесс создания на этой базе мультинациональных и мультиорганизационных террористических ячеек. Именно поэтому такие организации, как «Аль-Каида», по своей сути, обладают ярко выраженным интернациональным составом, включая в себя саудовцев, марокканцев, пакистанцев, алжирцев, тунисцев, палестинцев, сирийцев и т.д. Современный процесс глобализации, в принципе, везде приводит не к исчезновению, а к новому восходу культур, общностей, к нарастающей фрагментации и плюрализации общества. В Европе общности, ранее якобы интегрированные в национальные государства, сегодня во все большей степени выступают за свою идентичность, обособленность, автономию и т.д. Вариант, при котором разные расы, этносы, языковые группы исчезают, и появляется некая интегрирующая их идентичность, сегодня не работает ни в США, ни в Западной Европе. Прибывшие в западные страны мусульмане, как, оказалось, живут по законам своей культурной идентичности, а не по законам общеевропейского гражданского общества. Потому что культурная и религиозная идентичности намного серьезней, фундаментальней и глубже, чем нормативы и коды гражданского общества. Европейское право, основанное на игнорировании этой идентичности, сейчас фактически рушится, подвергается эрозии в своих корнях. Это можно объяснить тем, что скопилась критическая масса приезжих из других стран, которые никак не интегрируются в европейское общество. Сохраняя свою культурную идентичность, они оказываются неуправляемыми в этой ситуации и создают анклавы самобытного существования, в рамках которых игнорируются все неформальные социальные императивы принимающих государств и обществ. Интересным представляется также то, что глобальные коммуникации, дающие мусульманам возможность к прямому и быстрому доступу к информации о том, что происходит в других частях мира и особенно там, где в конфликтах замешаны мусульмане, серьезнейшим образом укрепляют единую исламскую идентичность. В этой связи некоторые исследователи указывают на «дистанционный исламизм» мусульманской диаспоры во многих странах мира, который превращается в реальный фактор поведения соответствующих общностей. По данным западноевропейских ученых, в результате миграций сегодня треть мусульман в мире живет в виде меньшинств, причем большая часть – в западных государствах. Оторванные от своих исторически обусловленных территорий, мусульманские меньшинства поставлены перед необходимостью защиты своей идентичности. Таким образом, радикализованные и агрессивные интерпретации ислама оказываются в определенном смысле плодом специфических условий Запада, и особенно Западной Европы. В этой связи можно утверждать, что в силу ряда объективных и субъективных причин и факторов Европа превратилась в своеобразный инкубатор террористических кадров из числа мусульманской молодежи. Оторванная от своих корней космополитичная исламская интеллигенция, чей язык преимущественно английский, а не арабский, очень часто оказывается носителем радикальных идей и идеологий. Именно поэтому многие из радикальных интерпретаций ислама рождаются в эмигрантских общностях на Западе, а не в исламских странах. Большинство веб-сайтов в глобальной сети, пропагандировавших джихад, базировались на Западе. Террористические акции в Пакистане и Иордании были организованы, соответственно, шейхом Омаром Саидом, жившим в Лондоне, и Раидом Хиязи, студентом из Калифорнии (США). Исламистская фундаменталистская организация Хизб ут-Тахрир (партия исламского освобождения) распространила свое влияние в Центральной Азии, Пакистане и на Ближнем Востоке, в то время как ее штаб-квартира расположена в Лондоне. Тенденция к усилению исламской идентичности среди мусульманского населения в Европе благоприятствует появлению гнезд терроризма. Еще в 80-е гг. ХХ в. в Западной Европе были созданы сети сбора «федаинов» для участия в борьбе с советским присутствием в Афганистане. Сегодня же отмечается усиление активности так называемых «спящих ячеек» исламских террористов, глубоко до этого законспирированных, но активизировавшихся в настоящее время в условиях кризисных ситуаций. Процесс глобализации создает дополнительные возможности для рекрутирования в ряды «моджахедов» и обучения основам исламизма все новых и новых отрядов мусульманской молодежи. Важная роль в этом процессе отводится глобальной сети, которая обеспечивает соответствующее «воспитание» молодых мусульман, без непосредственных личных контактов с эмиссарами и вербовщиками террористических группировок, которые могут оказаться под контролем служб безопасности. Безусловно, видеообращения лидеров «Аль-Каиды» оказывают мощное идеологическое и психологическое воздействие на потенциальных адептов радикального исламизма. Другие Интернет-сайты учат будущих «воинов джихада» премудростям террористического ремесла. Эмиссары террористических организаций привлекают в свои ряды разных людей. Некоторые из них – хорошо образованные специалисты или студенты технических вузов, другие – молодые люди из маргинальных слоев (безработные, из проблемных семей, психологически ущербные), привлекаемые в ряды исламистов в мечетях под влиянием проповедей радикальных служителей культа. Немало и тех, которые являются выходцами из либеральных и нерелигиозных семей, а также исламизированных христиан. По мнению некоторых исследователей, этот процесс в Великобритании подстегнула война в Ираке, участие в ней британского воинского контингента. Что касается России, то здесь наиболее неспокойным регионом с точки зрения террористических угроз является Северный Кавказ, входящий в состав Южного федерального округа (ЮФО). Исторически ислам на Северный Кавказ был привнесен извне и насаждался здесь в течение многих веков, главным образом, в опоре на мощь внешних сил. Процесс исламизации северокавказских народов носил асинхронный характер, в результате чего степень укоренения ислама, его формы в различных регионах оказались различными: уровень исламизации северокавказских этносов неуклонно понижается с востока на запад. На северо-востоке (Дагестан, Чечня, Ингушетия) получил развитие суннитский ислам шафиитского толка в форме суфизма (накшбандийский и кадирийский тарикаты, а с ХХ в. – и шазилийский тарикат, последний только в Дагестане); INSERT INTO `temp_content` (`id`, `title`, `image`, `fulltext`, `smalltext`, `emptytext`, `date`, `somenumber`) VALUES на северо-западе, а также у части кумыков и ногайцев – суннитский ислам ханифитского толка. Тем не менее, в силу целого ряда обстоятельств процесс исламизации региона не завершен и поныне. Следует отметить, что современное исламское движение на Северном Кавказе крайне неоднородно. Оно представлено целым рядом общественно-политических субъектов. Однако основными являются традиционализм и салафизм (суннитский фундаментализм). Традиционный ислам еще несколько лет назад представлял собой относительно сплоченную совокупность традиционно-верующих мусульман, отправляющих обрядовые и иные нормы на бытовом уровне, суфийско-тарикатистские структуры в республиках Северо-Восточного Кавказа (Дагестан, Чечня и Ингушетия), а также представителей так называемого «официального ислама», группирующихся, в основном, в рамках административно-управленческих аппаратов религиозных организаций – духовных управлений мусульман (ДУМ) и подведомственных им структур. Сегодня на Северном Кавказе насчитывается 7 ДУМ, организованных, главным образом, в рамках национальных республик. В 1998 г. для объединения усилий по противодействию «чистому исламу» был создан традиционалистский Координационный центр мусульман Северного Кавказа, В последние годы, вследствие самых разнообразных факторов отмечается усиление центробежных процессов в традиционализме. В результате его достаточно размытая структура неуклонно разрушается. Преобладающий в регионе традиционалистский тип религиозного сознания верующих, особенно в предгорной и горной зонах северокавказских республик, согласно проведенным, прежде всего дагестанскими учеными, социологическим опросам и исследованиям, в последнее время явно тяготеет к фундаментализму. В ситуации системного кризиса элементы фундаменталистского сознания верующих оказались благодатной почвой для развития на их базе радикального исламского сознания. Иначе говоря, при полном отсутствии на Северном Кавказе современных реформаторских процессов религиозное сознание горцев-мусульман сегодня оказалось представленным лишь двумя его типами: традиционным, тяготеющим к фундаментализму, и экстремистско-ваххабитским. Радикализация верующих, их отход от классических принципов традиционализма обусловливается, в том числе, и кризисом официальных исламских структур – духовных управлений мусульман, которые, погрязнув в борьбе со своими оппонентами, все более политизируются и одновременно, утрачивая авторитет, дистанцируются от рядовых верующих. Главным и наиболее опасным противником, антагонистом и одновременно оппонентом традиционализма в регионе выступает салафийя в форме неоваххабизма, который в силу известных политических событий второй половины 90-х и особенно после августа 1999 г. приобрел преимущественно ультрарадикальный (экстремистский) характер. Наибольшего развития неоваххабизм достиг в восточной части Северного Кавказа, чему имеются многочисленные веские основания. Сторонники «чистого ислама» здесь не признают авторитета суфийских шейхов, во имя строгого единобожия порицают характерные для суфизма культ святых и посещение их могил, уплату баснословного калыма за невесту, дорогостоящие поминки и т.п. Одновременно сторонники этого течения резко критикуют «официальное» духовенство, обвиняя его в конформизме по отношению к светским властям. Экстремизм неоваххабизма неизбежно обусловил специфическую террористическую практику северокавказских ультра-радикалов. Следует подчеркнуть, что эволюционные процессы, определяющие динамику трансформации ранее известных на Северном Кавказе форм этнорелигиозного экстремизма (набеговая система, абречество, этнический коллаборационизм в годы II Мировой войны и др.) в качественно новую террористическую систему, подпитываются, прежде всего, социально-экономическими, политическими, конфессионально-мировоззренческими и этнодемографическими факторами. При этом социально-экономические и политические факторы выступают основополагающими в развитии терроризма. В свою очередь, этноконфессиональные факторы, хотя однозначно и не определяют негативные процессы в регионе, все же существенно усиливают действие ключевых факторов. В результате их взаимодействия возникает своеобразный резонанс самого разнообразного негатива, вследствие чего мы становимся свидетелями бурного развития «нового терроризма». Исследователи отмечают отсутствие собственных идеологических доктрин у северокавказских радикалов, разрушающая активность которых базируется на теоретических разработках зарубежных теоретиков экстремизма. Этому способствовала миссионерская деятельность прибывших в регион проповедников, обучение молодых северокавказцев в зарубежных исламистских учебных заведениях, распространение и тиражирование соответствующей литературы иностранными фондами и центрами, распространение исламистских идей посредством глобальной сети, для чего радикалами и местными сепаратистами были созданы многочисленные веб-сайты и т.д. Поскольку религиозный экстремизм – это долговременный фактор не только общероссийской, но и мировой политики, то преодоление его, а также сопряженных с ним террористических угроз, потребует значительных усилий со стороны и России, и других государств, всего мирового сообщества. Разумеется, между Россией, США, Евросоюзом, НАТО всегда были, есть и будут существовать противоречия в экономической, военной, культурной и иных сферах. Однако в области противодействия международному терроризму нужно забыть об этих разногласиях, борьба с террористическими угрозами и вызовами должна вестись сплоченным фронтом. Литература По материалам статьи И.П. Добаева «Терроризм в странах западной Европы и на юге России: компаративистский анализ» (Институт религии и политики, www.i-r-p.ru).

Ответы экспертов:

Экстремистам - отдельную камеру. За и против?

Дискуссионный материал С.Оганесяна и В.Михайлова о необходимости отдельного содержания лиц, осужденных за религиозный экстремизм и терроризм, в учреждениях УИС.

Список статей, посвящённых антитеррористической проблематике, в "Российском психологическом журнале"

Новости

Не болтай!

Министерство Обороны России выпустило серию пропагандистских плакатов, направленных на предупреждение и профилактику правонарушений военнослужащих и гражданского персонала ведомтсва в области нарушений режима секретности и гостайны.  Подобные плакаты, во многом, продолжают традиции, заложенные советскими художниками-иллюстраторами в первые годы советской власти.

Новости

«Лидеры общественного мнения в информационном обществе»

В г. Орле в конгресс-холле ТМК «ГРИНН» 7 декабря 2017 г. пройдет межрегиональный молодежный форум «Лидеры общественного мнения в информационном обществе», направленный на разъяснение представителям молодежной среды процессов, протекающих в информационном пространстве, и угроз, исходящих от виртуальной реальности.  

Отправить материал